Все, что вы хотели спросить про Брекзит / BREXIT

Некоторые преобладающе русскоязычные френды попросили вкратце объяснить, о чем пространное рецидивистское занудство, которое я пописываю про брекзит. Исполняю.

Брекзит

Часть 1: Упали тролли с проводов

Я — англофил, которому пришлось соскочить с иглы холодной индейкой (cold turkey, СШАшный жаргон, означающий «внезапно и совсем») и сейчас переживает ломки. Так что мотивация в большой мере личная. Итак, Брекзит.

Вонизм про свое общество в Англии — почти вечное. Mustn’t grumble в реальности это одно сплошное редко прекращающееся grumbling, см. https://youtu.be/PCOWE0EiCyo (Уэльс, но та же фигня).

Когда постоянно слышишь «волк», думаешь, что сама идея волка—миф. И тогда он и приходит.

Нашествие волка сопровождается существенно большей маразматичностью, чем в США. Здесь имеются ввиду все оранжевое и те евросоюзные страны, в которых фОшисты всплыли наверх (Италия, Австрия, даже Венгрия). Везде избиратели фОшыстов часто могут доходчиво объяснить, почему они так голосовали. Противостоянием неугодной им иммиграции или тем, что они лично выиграли благодаря своему выбору. В Англии это не так.

Сторонники брекзита пытаются совершить эпохальный акт самовредительства. На самом деле экономического суицида, но этому они не верят.

Дети переживших Вторую мировую войну недостаточно насмотрелись на своих родителей с их зацикленностью на этом ужасе, и сами теперь хотят играть в войнушку. Приговаривая, что ничего, тогда остались одни и прорвались, и сейчас, мы же великая страна. Для общества с долгим опытом демократии это все беспрецедентно.

Поражают на глазок вполне вменяемые люди, как политики, так и избиратели, внезапно сходящие с катушек с улыбкой истинно верующих фанатиков.

Эффект брекзит будет не столь жесток сколь апокалиптичен.

Если Брекзит произойдет no-deal, то есть не по соглашению с Евросоюзом, что поддерживает около 30% избирателей СК, будет не столь жесток сколь апокалиптичен. Почти полностью вымрет индустриальная мануфактура, питающаяся экспортами внутри ЕС. И свободным интегрированием с производством на континенте при доставках just-in-time, что возможно при отсутствии таможенного контроля (сейчас одна колесная ось Mini пересекает Ла Манш шесть раз). Скопытятся почти все компании, полагающиеся на экспорт на континент. Они более не смогут конкурировать по ценам с континентальными производителями. Их цены станут не конкурентноспособными с добавкой тарифов.

Будут трудности с продовольствием, в производстве которого СК не самодостаточно. Хотя бы из-за климата и экономической нецелесообразности.

Добавочное время в Дувре, Калэ и других портах превратит все графство Кент в стоянку ползущих грузовиков, доходящую до Лондона. Торговля будет прервана, и нет даже постоянного плана доставки лекарств. Вскоре последуют голодные бунты, и премьер, кто бы он ни был, поползет в Брюссель на брюхе просить пощады. Первое условие получения которой будет соответствие отвергнутому Парламентом СК три раза Соглашению о выходе СК из ЕС.

Об этом орут все профессионалы, хотя их предсказания (спада экономики на 10% на несколько десятилетий) недостаточно описывают габариты пиздеца. Ибо ничего такого прежде никогда не происходило. Брекзит происходит впервые.

Орет главная и казавшаяся совсем ещё недавно весьма влиятельной Конфедерация британской индустрии (CBI), Business Alliance, и—в одном пресс-релизе с ними (астрономически редкое явление)—Конгресс профсоюзов (TUC). Одна компания за другой сокращает производство, закрывает заводы, банкротится. Но сторонники брекзит не беспокоятся (хотя самые умные из политиков и предпринимателей цинично переводят деньги и предприятия в другие страны и обзаводятся паспортами от других стран ЕС). Типа выпьем йаду, отойдем в лучший мир, а там наша любимая тетя с Иисусом нас встретят.

Ирландский вопрос

Ошеломляет спрос на предательство соседей по государству и поведение банановой республики. Двадцать лет назад Соединённое Королевство подписало Договор доброй пятницы (Белфастский договор), положивший конец вялотекущей гражданской войне в Северной Ирландии, длившейся с заселения Ирландии шотландцами по инициативе Кромвеля и сильно усугубившейся в конце шестидесятых. С тех пор люди привыкли к миру вместо «приемлемого уровня насилия» (это подлинная фраза оттуда, когда уже чуть легче стало, особенно после того, как центр Белфаста окружили стеной с проверками всех на оружие). Одна из мер договора—полное открытие (снятие контрольных пунктов с) границы между Северной Ирландией (частью СК) и независимой Ирландской республикой.

Граница извивается на сотни километров, рассекая населенные пункты и фермы, и имеет более 300 асфальтированных переездов. Появление на ней какой-либо барьерной таможенной инфраструктуры немедленно спровоцирует стрельбу от самых чокнутых «националистов» и все поедет по второму кругу. Это означает, что Северная Ирландия и Ирландская республика должны находиться в том же таможенном союзе или во взаимозаменимых. Или опять война, стопудово, как показали недавние показательные теракты.

Этому условию не соответствует даже Европейская экономическая зона (European Economic Area, Норвегия, Исландия), как показывает таможенный контроль на границе Швеции (Евросоюз) и Норвегии (ЕЭЗ), несмотря на то, что они в едином рынке. Соединённое Королевство может избежать войны в Северной Ирландии лишь оставаясь в Евросоюзе или воссоздав его. В кооперации с остальными странами и институтами Евросоюза. С потрохами но без права голоса и под другим названием. Этого никто из тех, кто сейчас требует брекзита, не признает.

Массовая слепота, проявляемая на временнóй грани насилия. Оказывается, до полутора миллионов жителей Северной Ирландии многим соседям по СК вообще нет дела.

Ровно также сторонникам Брекзита в Англии начихать на Шотландию, существенное большинство жителей которой проголосовало против выхода из Евросоюза. Эффект брекзита в Шотландии будет особенно суров, более, чем во всем Соединённом Королевстве. У Шотландии ещё то осложнение, что там и стоимость проживания, и зарплаты гораздо ниже, чем в Англии. Правительство Терезы Мэй потребовало минимальную зарплату £30.000 в год как условие права жить и работать в СК иностранцам (включая граждан остальных стран ЕС после брекзита). Очень большая часть вспомогательного медицинского персонала в Шотландии — граждане других стран ЕС. И столько не зарабатывают. Многие уже уехали, а остальным придется. В случае брекзита в Шотландии медицинская помощь, особенно в больницах, резко сократится. Вот такой «союз» (СК).

Отдельно сторонники no-deal (выхода без соглашения) утверждают, что такой поступок отменит необходимость платить £39 миллиардов ЕС. Большинство этих денег подлежит выплате по уже принятым на себя СК обязательствам, не отменяющимся выходом.

Невыплата эквивалентна государственному дефолту в особо крупных масштабах.

Минимальное наказание — отлучение от глобальных рынков капитала на неопределенный срок и прекращение большинства иностранных инвестиций. Ибо как такому государству можно верить. Те же самые люди все ещё, даже сейчас, трындят, что ЕС пойдет на отмену требования открытой границы в Ирландии ради сохранения этих £39 миллиардов в бюджет. Что смешно — это чуть больше ежегодного бюджета Массачусетса деленное на 27 государств с населением более 600 миллионов. И ЕС отказывается даже пересматривать Соглашение о выходе, постоянное муссирование которого уже всех извело. Но эти любители самоубийства, а их много, будто хотят довести ко всеобщему сведению, что они не бережливы, а жмоты.

Есть страны, от которых такое можно ожидать: самовредительство в особо позорных обстоятельствах. Сьерра Леоне, Либерия, ранее Уганда, Руанда, в меньшей мере нынешняя Россия. Но здесь это происходит в столпе западной цивилизации и пятой экономике мира. Это никак не является нормальным.

Мэй и сторонники брекзита понимают, что мандата референдум не дал. Выход выиграл с маржой менее 2%, с массивными тратами, превышающими законные деньги. Выиграл в последнюю неделю кампании. При этом — деньги поступили из неизвестных источников, которые могут включать путинскую РФ. И с активной помощью путинских сил в соцсетях. Более того, все опросы четко показывают, что проголосовавшие за выход имели ввиду очень разные и несовместимые варианты выхода. Ни один из которых не подошел близко к 48% результату за продолжение членства ЕС. И выбор был для многих основан на произвольном вранье — обещали кучу единорогов, а не обнищание и таяние признаков цивилизации. Мэй через несколько дней уличила Путина в попытке убийства Скрипаля в Солсбери, но почему-то разрушительные действия того же персонажа, направленные прямо против ее страны, ее не впечатлили.

То есть самые базовые обязательства правительства перед своими гражданами более не действительны. Это шокирует.

Часть 2, про государственную организацию, последует.

Источник

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Автор статьи: Хранитель

Хранитель
Администратор сайта Big5.ru

Оставить комментарий