Виктимблэйминг и логика — две вещи несовместные

виктимблэйдинг и логика
Photo @Сергей Шабохин

Логика обвиняющего жертву – а есть ли она у него? Совместимы ли виктимблэйминг и логика?

Довольно часто приходится сталкиваться с таким термином и явлением, как виктимблэйминг (victim blaming). Так называют рассуждение, в котором ответственность за какое-либо негативное событие перекладывается на жертву.

Например, женщину, ставшую жертвой сексуального насилия, могут обвинить в том, что это она виновата в произошедшем, поскольку была провокационно одета, ходила не там, не в то время, не с тем и т.д. Этот термин уже довольно известен во всем мире, и споры с теми, кто обвиняет жертву, ведутся нешуточные.

Наблюдая бурные дискуссии в сети, я решил порассуждать об этой ситуации с точки зрения критического мышления и логики как специалист. Стараясь сохранить нейтральность, я постараюсь рассмотреть, содержит ли ошибки мышления аргументация виктимблэймеров и тех, кто им противостоит в сетевых битвах.

В целом многим ясно, что обвинять жертву – совсем неправильная позиция, однако это лишь оценочное суждение. Не только феминистки, но и и просто сочувствующие жертве люди пытаются в ответ на рассуждения блэймеров выдвигать этические контраргументы.

Слабость такой позиции очевидна по нескольким причинам.

Во-первых, этика у всех разная – этика блэймера (обвиняющего) вполне позволяет обвинять жертву или даже троллить и издеваться. Очевидно, что этическая контраргументация тут не только не достигнет  цели, но и даст блэймеру новые предлоги для троллинга и манипуляций. То же самое касается эмоциональной контраргументации — она не работает в спорах с виктимблэймером.

Во-вторых, часто ход рассуждения блэймеров эксплуатирует патриархальную или даже фундаменталистскую этику разного происхождения (зависит от их культурной и территориальной принадлежности). В рамках таких традиционалистских этических структур обычно делается акцент на внешние детали, маркирующие «приличных» женщин и всех остальных. Так априори делают виновными тех, кто этому визуальному коду не соответствует: наличие платка, длина юбки, сексуальность одежды, скромность поведения. Вспомним полный запрет для женщины появляться в определенных местах или без сопровождения в некоторых странах и регионах.

В-третьих, мы видим, что блэймеры бывают разные:  как искренние и несвободно мыслящие традиционалисты, так и манипуляторы, использующие традиционалистский дискурс в своих интересах – для создания хайпа, травли и иного удовлетворения своих психологических мотивов, или в политических и пропагандистских интересах.

Таким образом, этическая контраргументация здесь бесполезна и даже вредна, поскольку она лишь обостряет этические расхождения с традиционалистами. Особенно охотно это используют пропагандисты, которым таким образом легко демонстрировать разницу с традиционалистской «скрепной» этикой, без усилий со своей стороны. В таких условиях личный или этический авторитет защитников жертвы для блэймеров и традиционалистов просто не имеет никакой ценности. Этическое оружие против них не работает. По крайней мере, в таких странах как Россия.

Удивительно, при этом, что большинство из тех, кто контраргументирует блэймерам в сети, упускает из виду очевидные логические ошибки в их рассуждениях.

А логика, как известно, объективна и не несет этической окраски – если вы совершаете логическую ошибку, то она не зависит ни от культуры, ни от стереотипов. Вы или признаете ее и исправляете ход мысли, или же вы маркируете себя как лжеца, софиста, манипулятора или, в конце концов, просто идиота. Очевидным образом логика виктимблэйминга основана на простом апеллировании к причинно-следственной связи.

Чаще всего структура такого рассуждения сводится к схеме логического закона отделения или модус поненс:

Если А, то В; А.

———————

В.

Практически эта структура иллюстрируется так — «если женщина была одета (вела себя, оказалась в том месте и т.д.) провокационно – она тем самым «напрашивалась» на «последствия», женщина была одета провокационно. Следовательно, она «напрашивалась»». Данная структура может быть выражена как явно, так и подразумеваться, однако она так или иначе выплывает в ходе беседы.

Найти тут логическую ошибку можно сразу несколькими способами, однако нагляднее всего продемонстрировать отсутствие причинно-следственной связи в части «Если А, то В».

Умозаключение «если женщина одета провокационно, значит она «напрашивается» на последствия» основано на неявном умозаключении, которое могло бы быть сформулировано так –«если возбудить сексуальное влечение мужчины то он удовлетворит его любым способом».

Такое утверждение могло бы быть истинным только в одном случае – если мужчина не является субъектом, то есть, не обладает свободой воли и не может в таком случае отвечать за свои действия. Как если бы на месте субъекта было только рефлекторно действующее животное или запрограммированный на такой стимул механизм.

Проще говоря, в случае с человеком никакой объективной причинно-следственной связи между поведением или видом жертвы и действиями насильника существовать не может.

Просто потому что насильник действует исходя из собственных внутренних мотивов, совершает свободный выбор, не испытывает никакого внешнего принуждения к действию и может прекратить его в любой момент. Для жертвы выбор насильника абсолютно случаен – он напал на нее потому, что сейчас ему этого хотелось и было сподручно в данных обстоятельствах. Он среагировал на короткую юбку или наоборот, его возбудил слишком скромный вид жертвы, либо ему просто было все равно – все это определяется исключительно его внутренним состоянием, а не выбором самой жертвы. В таком случае, то как была одета жертва, как она себя вела, где и в каком состоянии находилась – есть лишь набор вероятностных параметров, которые совпали для насильника в одном месте и времени. Еще раз повторим: насильник принял собственное решение ими воспользоваться.

В свою очередь, виктимблэймеры используют выстроившуюся по законам вероятности последовательность событий для обвинительного истолкования действий жертвы задним числом. При этом сознательно выдавая или ошибочно принимая совпадение за причинно-следственную связь. Это примерно то же самое, как если бы вдруг кто-то всерьез начал обвинять человека, которого покусала собака, в том, что он вышел в этот день из дома.

Таким образом, с чисто логической точки зрения, виктимблэйминг является софизмом или искренней логической ошибкой, в зависимости от мотивов самого блэймера.


Автор статьи: Денис Греков

Денис Греков
Философ, политолог. Области интересов: критическое мышление, хронополитика, структурализм, современная политическая теория. Живу в Москве, преподаю в РАНХиГС. Родом из Сибири. Научные публикации собраны здесь https://rane.academia.edu/DenisGrekov

Оставить комментарий