Футурология — где начало того конца, которым заканчивается начало?

Моя футурология — взгляд в будущее

Все еще не замылилось ощущение, что мы живем в самом начале нового тысячелетия. Это располагает к мыслям эпохального масштаба. О путях человечества на века вперед не рассуждает сейчас только ленивый. Ну, и я, пожалуй, не поленюсь.

В целом я смотрю в будущее с оптимизмом. Правда, с довольно прохладным оптимизмом. Признаюсь, стыдливо глядя в пол, что меня не слишком-то и волнует, как будут жить наши потомки, да и все человечество в целом. Зла им не желаю, но и переживать сильно не настроен. Ну, чего там, один из рядовых экспериментов природы, и, конечно же, многие из них закончились неудачей. Цивилизацией больше, цивилизацией меньше… И что с того? Богу такое знание тоже на пользу.

Но все-таки в вековом масштабе мне видятся вполне светлые перспективы. Ну, наверняка Россия рухнет в самые ближайшие годы. И Бог с ней. Это повлечет за собой миллионы жертв, страшную головную боль для всего окружающего человечества… но зато снимется и главная сейчас для него угроза. Сразу же куда-то денется мусульманская опасность вместе с терроризмом, куда-то разбегутся беженцы с востока, притихнут всякие лево-правые экстремисты. Все уравновесится меньше, чем за десятилетие, и мир, отряхнувшись и позабыв навсегда, что была такая страна «Россия», снова перейдет к своим заботам.

Впрочем, все это пустяки. Дело житейское. Это еще не стратегия.

Даже без каких-то особых технических революций мир очень быстро научится удовлетворять все материальные потребности для всего живущего на земле человечества.

Не верите? А допустите всего одно дополнительное условие. Что размер этого человечества уменьшится раз в несколько. Что, планеты Земля не хватит на какой-то миллиард людишек? Да с лихвой. Осталось только всем племенам на всех материках дорасти до понимания, что слоган «плодитесь и размножайтесь» уже несколько устарел и вообще утратил всякий и прагматический, и нравственный смысл. Полагаю, что передовые страны дойдут до этого сами, и очень скоро, а отсталым как-нибудь помогут, объяснят, внушат в конце концов.

Миллиард очень легко расселится по всей земле ровным тонким слоем, так просторно, чтобы людишки не мешали друг другу, не раздражали друг друга и не зарились на чужие земли. Впрочем, ценность самих по себе территорий уже и сейчас упала почти до нуля. По крайней мере, в цивилизованных странах. Самые разнообразные средства транспорта позволят всем при желании ходить друг дружке в гости, но и желание такое при наличии глобальных сетей, некоего «мегаинтернета» будет не слишком насущным, такое желание будет посещать не всех и не слишком часто. То же самое и с производством, и с производительным трудом. Он будет не слишком обременительным и не потребует сгонять людей в большие толпы. Так что каждый будет жить, как ему вздумается, как ему приятно, как он считает нужным — лишь бы не мешать соседям и не сидеть у них на шее.

Пока что картина вырисовывается вполне тривиальная. Все оптимисты так и говорят. Но самое интересное произойдет потом или будет происходить параллельно и как бы поверх описанного процесса.

Природный разум vs искусственный интеллект

Это перспектива сосуществования людей и… сказать, «машин», и мы построим цепочку ассоциаций с фантастикой начала ХХ века, людей и «роботов», и будет отсылка к фантастике конца ХХ века. Поскольку реальная фантастика будет несравненно более фантастичной, хорошо бы придумать и новый термин. Скажем, сосуществование «разума природного» и «разума искусственного». И смею полагать, что искусственный все-таки победит, притом уже совсем скоро. Прямо в первом туре.

Но не обязательно видеть все это в образах войны со «Скайнетом». Будущее наверняка окажется более фантастичным. И совсем не обязательно трагическим. Начнем с того, что зарождающийся искусственный разум будет расти и развиваться под заботливой опекой разума природного. Вполне возможно, сотрудничество, дружба между двумя этими формами жизни (да, именно так я это определю, и искусственный разум быстро получит право называться полноценной жизнью), этот союз будет изначально заложен в программу… или в традицию. Так что тут вполне возможна не конкуренция, а какое-то вполне мягкое, обоюдовыгодное и обоюдоуважительное сосуществование… и плавное вытеснение при непрекращающемся симбиозе.

Простые живые люди будут непрерывно совершенствовать свое тело добавлением к нему всяких полезных железяк.

При этом мозг будет развиваться благодаря наращиванию его мощи за счет всяких новодельных (может даже и не только электронных) примочек. Кстати, не обязательно они должны вживляться в череп — это же не так важно, внутри они, или снаружи. Наглядный и тривиальный современный пример — человек со смартфоном, где есть доступ в Вики и в Гугл — это ведь уже не совсем тот человек, который ходил со своими вопросами в библиотеку, и совсем не тот, который бродил по свету в поисках духовного учителя. Это просто разные существа с разным мышлением.

А искусственный разум будет делать такие же шаги навстречу своему биологическому брату. Полагаю, что, поняв работу своего мозга, своей собственной психики, человек будет пытаться имитировать эти процессы «в железе», так что искусственный разум, превосходя человека по мощности, будет при этом как бы его родным, законным, любимым и любящим ребенком. Так что бунта машин бояться не стоит. Уж по крайней мере, такую перспективу, которой нас сто лет пугают фантасты, легко перекрыть в самом зародыше. Угроза (если ее можно считать угрозой) поджидает за углом, и в совершенно другом обличье.

Жизнь после жизни.

Наделив железяку сознанием по своему образу и подобию, человек вряд ли устоит перед соблазном устроить себе «посмертную жизнь», то есть переселить свое сознание после смерти биологической оболочки в некое другое вместилище, сотворенное собственными руками. И вдруг это получится? Такой «робот» не обязательно будет антропоморфным. Более того, не обязательно он должен быть мобильным. Это может быть некий шкаф, стоящий в операционном цеху и подключенный к интернету. Впечатлений, поступающих через сеть, будет более, чем достаточно, и такому «человеку» просто нет нужды прогуливаться вокруг дома. Вполне возможно, что на первых порах его будут обслуживать живые люди. Кстати — не похоже ли это как раз на ту страшилку, когда роботы подчинили себе человечество?

А теперь представим, что все желающие получат возможность вот так переселиться не в «деревянный бушлат», а в «железную рубашку». Понятно, что при таком переселении у существа меняется и его, с позволения сказать, физиология, и психика. А еще представим, что среди «переселенцев» будут все чаще мелькать умы «чисто синтетические», ни разу не побывавшие в человеческой шкуре. То есть существа с совершенно другим опытом — совсем не таким, как у нас. Представим, что по числу «мыслящих единиц» такие вот искусственные существа со временем станут на земле большинством. Представим, что им, этому железному сообществу уже не будет нужна человеческая помощь. Они что, уничтожат живое человечество, состоящее из хомо сапиенсов? Ну зачем так грубо. Они же переймут от человека его гуманизм. Да еще в отфильтрованном виде, не сулящем каких-то опасных эксцессов.

Следует отметить, что, вопреки тупым фантазиям футурологов прошлого века, эти существа могут иметь и очень развитое подсознание, притом оно будет не совсем таким, как у нас. Лишившись самых простых «человеческих» радостей они, обладая грандиозным умом и внутренним миром, наверняка создадут для себя другие «удовольствия», другие стимулы и смыслы, какие нам и не снились с нашим ограниченным человеческим опытом.

Противоестественный отбор

Так, аннулировав идею полового размножения, они избавятся, как от архаизма, от всей эротической составляющей в жизни человека. Вы можете это себе представить? В действие вступят другие механизмы естественного и противоестественного отбора, развития и самосовершенствования нового вида — такие механизмы, которые не предусмотрены Дарвином и Менделем. Соответственно, заработают и другие стимулы, другие цели, как на сознательном, так и на подсознательном уровне. Новые живые существа разработают новую этику, новые представления о благородстве и других опорах своего духовного бытия. А, поскольку, хотя бы на первых этапах, развитие нового вида будет проходить под полным контролем со стороны биологического человека, у нас нет оснований бояться, что нравственность новой жизни будет противоречить высшим человеческим образцам. Скорее всего, она будет просто выше, чище и сложнее.

Мирное сосуществование людей и машин

Таким образом, представим себе землю будущего, где вольно и дружно, хотя и не навязываясь друг другу, сосуществуют два «человечества» — «живое» и «железное». Отсюда полшага до того, чтобы вообразить, что железные люди отведут мясным людям какие-то резервации со всеми удобствами. То ли Эдемский сад, то ли пансионат семь звезд «all inclusive». Иногда будут заглядывать в гости, чтобы поболтать по душам и посмотреть, не хулиганят ли… а то от этих вертлявых людишек всего можно ждать. Впрочем, это не обязательно, поскольку железным людям от этой планеты не будет нужно почти что ничего. Лишь малую толику энергии, а уж ее-то добывать научатся без проблем. Но при этом ведь нам, глядя со стороны, сразу понятно, какую из этих двух ветвей нужно будет назвать «тупиковой». Живые люди, исполнив свое предназначение, породив могучий искусственный разум, вполне могут теперь сойти со сцены… Ну, ладно. Давайте без особого цинизма. Вполне могут уйти на заслуженный отдых.

Зуд познания

Предположу между прочим, что к тому времени у человечества, и биологического, и железного, постепенно утихнет зуд познания. Точно так же, как до этого утих пафос освоения окружающих пространств, борьба за власть над себе подобными, самоутверждение среди равных или, скажем, завоевание женской благосклонности (все эти понятия будут давно уже забыты). Соответственно, всякие там космические программы будут полностью закрыты за абсолютной ненадобностью. Люди вдруг задумаются, чего ради оставлять свои следы «на пыльных тропинках далеких планет». Кстати, подумайте — не потому ли мы никак не можем дождаться космических пришельцев, что все достаточно развитые цивилизации сидят себе мирно по домам и не суют свой нос в чужие дела. Это им просто не интересно.

Не обязательно при этом железные люди утонут в теплом и скучном болоте. Вполне возможно, на смену самым высоким страстям нынешнего человечества придут другие, еще более возвышенные, еще более просветленные, более насущные, которые пока что нам просто неведомы.

В общем, дальше, рассуждая о перспективах человечества, его «живую ветвь» можно уже не упоминать. Отбросить, как отработанную ступень, чья судьба уже не очень актуальна. Главное направление человеческой жизни, мысли, духа сконцентрируется в той сфере, где обитают эти искусственные существа. Притом заметьте — их вид, форма, даже их положение в пространстве будет не так уж и важно. И для нас, наблюдателей, и для них, актеров в этой пьесе. Вся жизнь, о которой тут можно говорить, будет полностью сосредоточена в сфере духа, то есть в каких-то сетях, в информационных потоках… Вы чувствуете, куда клонит моя мысль?

Самоубийство машин

Еще совсем немного, может, век, а может, и десятилетие, и эти ужасно быстро думающие аппараты (а думать они будут в миллионы раз быстрее, чем мы, и настолько же эффективнее, честнее, искреннее, талантливее, свободнее и оригинальнее) додумаются, что и они сами вот-вот станут тупиковой ветвью нашей общей цивилизации. Отброшенной ступенью. Такой же, как пару веков назад стали теплокровные двуногие существа. Потому что зачем нужны эти железные или пластмассовые организмы? Чему они служат, кроме как движению информации, формированию потока битов, то есть гармонии в виде цифр, букв, слов, мыслей, образов, страстей? (Да, а кто сказал, что железная душа будет бесчувственной?) Наступит эпоха, когда движение информации станет ценно в себе и для себя, безотносительно к носителям этой информации и к средствам ее передачи. Так толстовский роман бесспорно является более высокой реальностью, чем бумага, на которой он напечатан.

И будущее неорганическое человечество встанет перед новым порогом в своем развитии. Таким же неожиданным, пугающим, как те, что уже были преодолены. Оно поймет необходимость самоуничтожения. Ну ладно, не надо так жестоко. Оно вполне может для особо трусливых особей из своего числа организовать как бы «политехнический музей», где они будут стоять в залах в виде экспонатов и что-то там тихо себе жужжать, ведя кулуарные душеспасительные беседы и одинокие утонченные размышления — так же безмятежно, как вокруг этого музея уже бродят счастливые и беззаботные двуногие люди на правах обитателей зоопарка.

Но остальные, самые дерзкие, самые отважные — те поймут, что железная оболочка им уже ни к чему. И даже деление на индивидуальности им тоже ни к чему. Что перед ними светлое будущее абсолютного интернета, существование вне материи. Одной только мыслью, образом, страстью. Мудростью. Гармонией. Всемогущим словом. Благой вестью. И, оторвавшись от своего материального носителя, они унесутся туда, где нет ни материи, ни пространства, ни времени…

И придут к первой строке на первой странице одной из книг Писания.

В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО…

И давай все сначала.


Автор статьи: Андрей Ракин

Андрей Ракин
Физик, издатель, переводчик с английского (философия и научпоп). Москвич, в последние годы "бездельничаю и пустозвоню" в Болгарии.

Оставить комментарий